У Истинного Учителя Истины (то есть меня) в последнее время часто спрашивают, как лучше решить национальный вопрос – освободить Россию от всего Кавказа или только от Чечни с Дагестаном? Выселить на малые родины всех нерусских или ограничиться гражданами бывших союзных республик, ограничив для российских нерусских лишь зоны расселения? Включать в список народов, имеющих право на национально-пропорциональное представительство в будущих органах власти, те народы, у которых есть свои именные государства за пределами России – или не стоит?

...Каждому вопрошающему я напоминаю, как меня зовут, и интересуюсь в ответ: нужен ли людям с обострённым этническим чувством совет человека, не имеющего прав ни на одну нацпринадлежность. Собеседники смущаются и переводят разговор на погоду и Джонни Деппа.

Национальный вопрос, тем не менее, продолжает поступать – поэтому однажды (вернее, вчера вечером) я понял: ответив на него с возможной краткостью, я стану счастливее и свободнее.

Итак. В моём быту национальный вопрос отсутствует, поскольку я не требую от секретаря Н.Кудрявцева покаяться за Катынь и не норовлю пристроить на его место какого-нибудь племянника Лёву. Р.У.Аль-Насири не танцует лезгинку в моей приёмной, не пуляет по мне из травматика и не щиплет ни за какие места помощницу секретаря А.Зайцеву и сотрудницу А. Герр. Секретарь Кудрявцев не пинает мартенсами проф. Инъязова в подворотне. Впрочем, его там и нет, поскольку Сопромат Инъязович не торгует гашишем, и ему нечего торчать в подворотне. Причина несколько банальна: все мы -- кропотливо воспитанные и приставленные к полезному делу люди, умеющие и имеющие основания вести себя достойно. Кроме того, у нашего коллектива имеется цель – Светлое Будщее. В случае, если бы нас никто толком не воспитывал и не ставил общих целей, просто согнанные в одно здание – мы несомненно устроили бы этническое противостояние. Я не исключаю, что при этом я вопил бы что-нибудь об угрокацапах, Николай цедил бы нечто о жидах и чурках, а Рахман Усманович с Сопроматом Инъязовичем -- о гяурах и русне.

Перенеся ситуацию на макросоциальный простор, мы увидим: так называемые «национальные проблемы» в современной нам эпохе вызваны обычным алчным равнодушием властного аппарата – в первую очередь его экономического, а также миграционного, правоохранительного и отчасти просветительского механизмов.

Вызвав в памяти любую нашумевшую трагедию с участием смуглых нерусских, мы увидим: ни одна из них не состоялась бы, если б хоть правоохранительные органы выполняли, без всякой даже стахановщины, свои рабочие обязанности. Вызвав в памяти любое неприятное впечатление от общения со смуглыми нерусскими из собственного ненашумевшего опыта – уважаемый Читатель без труда обнаружит: этого наверняка не случилось бы, если бы нервная, кровеносная, лимфатическая и пищеварительная системы государственного организма выполняли, пусть даже не особо геройствуя, свои рабочие обязанности.

Продажная безалаберность казенного скелета нации, не желающего держать на себе мясо, мозг и внутренности – есть, несомненно, главный враг этой нации. Как ни странно, эта беда не просто не исчерпывается толерантностью к этническим мафиям – она даже состоит в основном из других напастей. Она включает в себя такие преступные явления, как мафии неэтнические, а также взятки на дорогах, взятки в учебных заведениях и больницах, регрессивное налогообложение, ипотечное кредитование, алкоголизацию населения, проституцию, венский бал в г. Москве и даже более страшные вещи. Неумение и нежелание этой конструкции бороться с этническими мафиями является лишь одним из фурункулов общей ситуации – просто выскочившим в особенно болезненном, близком каждому месте.

Принимать этот горький бардак за национальный вопрос – то же, что принимать террористический захват автобуса за безбилетный проезд. Безбилетничество в этой ситуации действительно присутствует – но перед нами определённо не та проблема, которая решается введением репрессий против безбилетников. Точно так же антитеррористическое подразделение, высланное на место ЧП, едва ли будет выглядеть компетентным, если начнёт освобождение заложников с проверки билетов, подвывая при этом, что «у преступности есть безбилетность – а кто кричит, будто у преступности нет безбилетности, тот сам, как правило, полузаяц».

Сама Очевидность говорит: для националиста -- если только он действительно националист, а не массовик-истерик узкого амплуа – важнейшим вопросом является вопрос возрождения масштабных отечественных производств и честно работающей милиции, экономического планирования и качественной общедоступной медицины, системы классического образования и фундаментальной науки, жилищного строительства и стимулирования рождаемости. Вопрос прекращения вывоза капиталов и восстановления социальной справедливости – пусть даже ценой неприятностей для участников венских балов.

Образованные, имеющие крышу над головой, действительно нужную работу и зарплату люди, защищённые своей милицией и не помышляющие ломать уклад глупыми преступлениями; люди, спокойные за биографии своих детей, что бы ни случилось – картина, которой сейчас равно не встретишь ни в Ижевске, ни в Гудермесе, ни в Нальчике, ни в Москве. Нет оснований говорить, что власть продала бедняков Ижевска беднякам Нальчика: вполне внятно говорящие на русском языке люди выволакивают за пределы страны ежегодно в десятки раз больше денег, чем переводится в любую Чечню. Гольф-клуб в районе Московского малого кольца посрамит своим величием любой Грозный.

Если националист считает перечисленные задачи главными и уделяет их решению большую часть своей политической и общественной работы – то этот националист, несомненно, хороший и годный человек. Если же главная и заветная его муза – этнически чуждые элементы, то этот националист обычная бесполезная истеричка.

Кстати, лучшим доказательством последнего утверждения станут отклики на это эссе следующего содержания: «Покой хочет сказать, что без неруси мы – ни-ни – порядок не наведём!», «Покой применяет типичный приём забалтывания – мол, что это вы беспредел неруси смеете обсуждать, когда у вас, лапотников, менты продажные и врачи взяточники!», а также «Ещё одна бойко выучившаяся лопотать по-русски нерусь, поучающая русских, как им жить».

Внимательно перечитав все эти типовые отповеди и попытавшись найти в них привязку собственно к тексту -- пытливый Читатель легко увидит, что они её не содержат. И именно поэтому не могут быть высказаны иначе, чем в виде истерики.

В сущности, это всё, что я хотел бы сказать о национальном вопросе.