• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: на правах размышления (список заголовков)
12:26 

Несколько мыслей о смерти

"- Думаешь, мне впервые приходится говорить с такими, как ты в подобной ситуации?

- спросил Джул. - Я делаю это каждый  день. Люси просит: не будь так строг.

Но она не знает, о чем говорит. Знаешь, я обычно говорил людям:

"Не ешьте так много, иначе помрете; не курите так много, иначе помрете;

не работайте так много, иначе помрете; не пейте так много, иначе помрете".

Никто меня не слушал. И знаешь почему? Потому что я не говорил: "Помрете немедленно".

                                                                                                   М. Пьюзо "Крёстный отец"

                  

                                                                  

"Лишь о том, что все пройдет

          Вспоминать не надо".

Песня. Из которой слова не выкинешь.

 

Продолжаю серию "Несколько мыслей для моего брата". Начало здесь http://budurada.livejournal.com/61273.html#cutid1 и здесь http://budurada.livejournal.com/61504.html#cutid1
 

 

Люди обычно не помнят, что смертны. Нет, если человека спросить напрямую "Как ты думаешь, ты умрёшь?", он без колебаний ответит "да". Но любые менее прямые напоминания о конечности жизни, задевающие скорее бессознательное, чем сознание, обычно огорчают людей или приводят в ярость.

 

 

Я привыкла.

Я привыкла, что живу на Планете Бессмертных.

 

Жителям этой планеты ни к чему думать о конечности собственной жизни. И правильно! Зачем думать о том, что не пригодится? Ведь никто из них никогда не собирается умирать! Они часов не наблюдают. И я бы первая обрадовалась, если бы не наблюдали потому, что счастливые. И заткнулась бы со своим

"memento mori". Так ведь нет. Часто далеко не счастливые. Пореже – просто-таки несчастные. И всё равно не наблюдают – ни часов, ни дней, ни даже лет. Живут, не приходя в сознанье.

 

Я совсем нередко слышу (не на сеансах –  а в бытовых разговорах, в присланных мне письмах, оставленных комментах и чужих постах в ЖЖ) жалобы на бездарно прожитые ("выкинутые на помойку", "не на то потраченные", в лучшем случае – "пролетевшие" и т.п.) периоды жизни. Хорошо, когда недели. Но чаще – всё те же годы. Слово "поздно" – одно из классического тезауруса обитателей этой планеты. "Мне поздно", "теперь уже поздно", "вот если бы на несколько лет раньше". И коронное: "для этого" (речь обычно идёт о чём-то чрезвычайно оплакиваемом и желанном) – "уже поздно". Да, и так тоже бывает. "Жизнь вообще не майский сад, где все танцуют и поют" (ц.). И бывает, что к земле пригибает такое горе или такая депрессия, что света белого вокруг себя не видишь. Порой и годами. Но бывает, что ничего не пригибает. А просто всё как-то недосуг. И, честно говоря, так бывает гораздо чаще. С одной стороны люди жалуются, что им уже целых (25, 30, 37, 42, 50) лет, что молодость (?!), а то и жизнь уже позади (?!?!), что они ничего не успевают, не сделали ничего стоящего, важного, значительного, с другой… никуда не торопятся. По-прежнему. Ощущение потраченных в пустую лет нисколько не заставляет поспешать. Когда я спрашиваю у них, что они делают сейчас для того, чтобы не сказать через год-пять "поздно" уже про нынешний кусок времени, выясняется, что… ничего. Я спрашиваю, что желанно для них сейчас?  Что они будут оплакивать через пять лет, если не начнут жить своей жизнью прямо в эту минуту? Жители Планеты Бессмертных не понимают, что такое "жить в эту минуту" – они всегда живут в своём бесконечном будущем, хотя бы на день, а лучше на год впереди.  Их любимая героиня – Скарлетт О'Хара, у которой они позаимствовали только одно правило "Я подумаю об этом завтра". Они не замечают того факта, что Скарлетт её мировоззрение не принесло счастья.

 

Если не получается полноценно проживать в завтрашнем дне, они живут хотя бы на минуту впереди: идя домой, они в душЕ своей уже открывают дверь в прихожую, открывая дверь – уже лежат в ванне, лёжа в ванне мысленно ужинают, ужиная занимаются любовью, и даже занимаясь любовью мысленно спрашивают партнёра "как тебе вчера понравилось?". Поэтому на самом деле их нет нигде: ни на улице, ни в прихожей, ни в ванне, ни в постели. Ладно-ладно, в постели допустим, есть. А всё остальное – мимо. Так и живут – от одного яркого, вовлекающего в настоящее, в реальность события до другого. В будущем.

 

Или в весьма протяжённом прошлом. Впрочем, жить в прошлом можно, даже когда тебе восемнадцать лет – секрет-то прост – главное хорошенько закрепиться мыслями и чувствами на каком-нибудь минувшем событии и не давать настоящему отвлекать тебя. Тогда всё получится! Застрянешь в прошлом, как Робинзон Крузо на своём острове. Том самом острове, где всегда прошлая пятница.

 

Если отнять у жителей Планеты Бессмертных постоянное пребывание в прошлом и будущем, они впадают в отчаяние. В настоящем им неуютно, неинтересно и непривычно. Они не знают, что в нём делать. Дунканы Маклауды из клана Вечно Бессмертных и Вечно Несчастных Маклаудов голову себе готовы отгрызть, лишь бы не прибывать в настоящем.

 

Из ответа на одно письмо:

"Люди с одной стороны утверждают, что хотят жить хорошо, а с другой, даже страдая и жалуясь, не торопятся что-то менять или хотя бы осознавать разницу между своей машинальной жизнью и той жизнью, к которой они стремятся. У нас в культуре принят едва ли не самый нелепый рецепт отношений со своими душевными проблемами: отвлечься. Ну, там в работу погрузиться или найти кого-то, кому ещё хуже и броситься ему помогать. Загрузить себя. Только бы не встретиться лицом к лицу с тем, что тревожит, и не решить проблему. Кризис минует, ощущение острого дискомфорта отодвигается на задний план. До следующего кризиса. Так люди сохраняют одни и те же внутренние (да и внешние) проблемы годами. Время – не лекарство, время - наркотик".

 

Я задаю им в ответ на их жалобы всё те же вопросы "Что ты собираешься делать сейчас, чтобы не сожалеть завтра?" или "Что ты собираешься делать сейчас, чтобы тебе стало хорошо в настоящем?". Инопланетные слова "сейчас" и "настоящее" сбивают их с толку. Ещё больше смущает только слово "делать" (вот уж во истину "пиздеть – не мешки ворочать";). Они не собираются ничего делать! Они слишком заняты. Или слишком устали. Или слишком плохо себя чувствуют – уже два-три года как. Или ещё не готовы. Правильно, они же бессмертные - "У меня да и у вас в запасе вечность, что нам потерять часок-другой".

 

Когда они жалуются мне на недовольство жизнью, а я пытаюсь напомнить им о скоротечности времени они злятся – на себя, на меня и на время, разумеется. Они перетряхивают очередные черновики своей жизни и смотрят на длинную стрелку часов как на маленькую гильотину, отрубающую голову ещё одному мгновению, которое уже не вернётся. Которое никто не даст прожить второй раз – набело.

 

Это "набело" мне так и хочется написать, переставляя одну только букву – "наебло". Да, времени это свойственно: наебать тех, кто не обращает на него внимания. Наебать – оказавшись отнюдь не вечностью. Повторюсь, к тем, кто при этом счастлив, у меня нет ни одного вопроса – они всё делают правильно! Но счастливы-то из них немногие. На Планете Бессмертных не принято думать не только о смерти. О жизни здесь тоже не принято думать.

 

Знаете, что здесь самое страшное для меня? Здесь никто не предполагает умереть, поэтому не начинает жить. Это очень понятно: использование жизни – это то, что пригодится только тому, чьё время, так или иначе, ограничено. Для остальных жизнь – лежалый товар.

 

Мой друг недоволен жизнью. Он советуется со мной, что делать. Я могу ответить ему только из своего опыта – из чьего же ещё мне ответить? Мы сидим в ресторане, и я говорю ему, что когда-то полгода постоянной конфронтации со смертью – собственной и чужой – научили меня очень и очень многому и в частности двум очень важным вещам:

 

1.Всё, что я не сделаю прямо сейчас, не будет сделано никогда.

Логика смертника? Нет, правда жизни: абсолютно любой из нас может умереть в абсолютно любую минуту. Да, в том числе и "совершенно бессмертный и неуязвимый я". Именно поэтому сделано только то, что сделано, а не то, что задумано. И именно поэтому всё, что я не сделаю прямо сейчас может быть не сделано никогда.

Но если сказать это в такой щадящей и приятной слуху форме, то тебя никто не услышит. Даже ты сам. Потому что из всей фразы запомнится только два слова "может быть". И будут переведены на язык этой Планеты. А на языке Планеты Бессмертных "может быть" означает "а может и не быть, значит торопиться некуда!". Поэтому моё знание обретает второй пласт смысла: всё, что я не сделаю прямо сейчас, не будет сделано никогда. Так как если я по каким-то причинам откладывал(а) это до сей минуты, то ничто не помешает мне откладывать это и дальше. Если я промандел это до сих пор, то что меня остановит? Только одно – сделать это прямо сейчас. Или, как говорится при фокусировке проблемы в психодраме "В кратчайшие возможные сроки".

 

Это первое.

Но есть ещё и второе:

 

2. Всё, что я сделаю прямо сейчас, будет работать на меня всю жизнь.

Даже если я ошибусь. Это всё равно будет работать на меня, в отличие от того, о чём я буду думать и представлять, что было бы, если бы… Это будет реальность, а с реальностью можно иметь дело, её можно реально изменять. Это только несбывшиеся мечты и желания – объекты непрошибаемые. Почему "прямо сейчас"?

 

Мой брат написал когда-то: "Опоздание даже на 0.1 секунды может стать роковым. Результат вашего выбора определяется, зачастую, долями секунды. Если Вы не успели - то не получите результата. Что-то получите конечно, но не то, что получили бы, начав действовать находясь на гребне желания. От того и жизнь такая бывает ... неудовлетворительная...".
Собственно, это и есть объяснение. Для меня. Мне не очень интересны интеллектуальные и рациональные аргументы: я, используя терминологию Г. Л. Олди, "вульгарный эмпирик". Мне надо чтобы работало и чтобы объясняло самую суть. Для меня эти слова её объясняют.
Мой брат же научил меня спрашивать себя "О чём я буду жалеть, если умру прямо сейчас?". Годы психотерапии не дают столько,
сколько даёт этот вопрос, если а) задавать его себе регулярно, б) считать его призывом (даже приказом) к действию. Не просто оплакать, то о чём бы я пожалел. Реализовать. Немедленно. В те самые "кратчайшие возможные сроки".

 

Часто люди говорят, что не хотят задумываться о смерти, о своих страхах и переживаниях с ней связанных из суеверного чувства.

Правильно!

Если не будешь об этом думать, то ведь тогда-то точно нипочём-нипочём не умрёшь!

 

Другие говорят, что мысли о смерти и связанных с ней чувствах вызывают только депрессию, ужас и отчаяние, а значит лучше их не допускать в сознание. На мой взгляд, контакт со смертью ничем по большому счёту не отличается от контакта с жизнью (что не удивительно – смерть – это часть жизни, а не только абсолютный её антоним): и то, и другое может подавлять, а может и стимулировать, может учить смелости и внутренней силе или обращать в бегство, может стать поводом к познанию себя или причиной для того, чтобы уж точно в себя не заглядывать. То чему мы можем научиться – у смерти ли, у жизни ли – внутри нас.
К "памяти смертной", о которой просят в молитвах христиане, я отношусь с уважением: она нередко подталкивает к осознанию жизни, помогает лучше понять свои подлинные желания и ускоряет самые разные процессы, начиная с принятия важных решений, заканчивая духовным ростом.

 

Логика смертника годится, потому что на самом деле мы все – смертники. И это страшно только в одном случае – если перед этим мы не пользовались жизнью. Если человек жил по-настоящему, ему не страшно умирать.  Смерть это отличный способ не разбазаривать себя. Мне кажется, что если бы люди не знали, что умрут, то большинство не сделало бы в жизни вообще ничего.  Она заставляет поставить вопросы, которые иначе не встали перед человеком никогда. Например, как перестать играть и начать жить?

Смерть это действительно часть жизни и часть очень важная.

Нет, мои дорогие, я не желаю вам умереть. Я желаю вам жить. Живите! Но живите по-настоящему.

 

 




@темы: На правах размышления

14:53 

ИМХО по поводу чужого текста

В прошлый раз у меня была сильная простуда. В этот раз ничего подобного! В этот раз диагноз другой – "это просто пиздец, что за простуда".

Пока сижу дома решила дописать один текст, который начала несколько недель назад, но руки не дошли (такая участь постигает многие мои ЖЖ-тексты).

Только отвечать на комментарии не знаю буду ли (или буду, но потом) всё из-за той же простуды.    

 

Некоторое время назад я прочитала интересный текст ЖЖ-юзера Азбукиведи, в журнал которой уже несколько раз заглядывала. И поскольку автор в конце спрашивает мнение читателей, то я решилась высказать своё. Сначала думала коммент оставить, но он получался слишком большим, так что решила, что проще запостить отдельный текст.

Исходный текст вот http://azbukivedi.livejournal.com/194313.html

Мои мысли под катом.

 

На случай, если кто-нибудь захочет комментировать! Наученная горьким ЖЖ-опытом прошу: пожалуйста, прежде чем комментировать прочитайте ОБА текста.

Дело в том, что некогда я помещала цитату из Солженицына со своим комментарием. По непонятной мне причине не меньше трети (если не половина) комментировавших прочитали только мой комментарий, без исходного текста, который находился в том же посте (даже утруждаться хождением по ссылке не надо было).

На мой взгляд, высказываться в комментах при таком раскладе не имеет смысла.

 

Сразу скажу, я считаю, что к жене ходить не надо в силу ряда причин.

Это при том, что я полностью согласна с автором, что гордиевы узлы надо разрубать, из мучительных отношений выходить, тяжёлые, двусмысленные ситуации разрешать в обязательном порядке, не давая им "зависнуть".

Тем не менее, ИМХО, к жене ходить не надо.

 

Оговорюсь. На заданный Азбукиведи вопрос отвечать сложно и едва ли не бессмысленно: слишком много неизвестных, слишком мало мы знаем о ситуации.

Мы можем либо отвечать на вопрос, применительно к конкретным Роуз и Рае. А этого бы делать не хотелось. Потому что мы получили крайне неполную (объясню ниже почему) информацию только от Роуз и Раи и ту через третье лицо.

Либо мы можем отвечать на такой вопрос "вообще", используя (прошу прощения за это слово) уважаемых Роуз и Раю как полуабстрактные примеры.

Тем не менее, в тексте были мысли, которые меня настолько зацепили, что захотелось отреагировать.

 

Когда я прочитала этот текст, меня царапнуло две вещи:

Во-первых, презумпция виновности по отношению к мужчине.

В тексте нет ответа на ряд вопросов, которые мне кажутся очень и очень важными.

Например, а мужчина в курсе, что его женщину не устраивает сложившаяся ситуация? Ведь проблема, как я всё-таки надеюсь, не в том, что "ему и так хорошо". Проблема в том, что ей при этом плохо из-за двусмысленной ситуации, в которую она попала по его ответственности (он начал отношения с обещания, что отношения будут серьезными, что это будет брак), и он на это не реагирует.

Так вот для меня очень важно понимать, он действительно не реагирует или не понимает что происходит? Она ему говорила, что ей плохо? Что такое положение дел её не устраивает? Точно говорила? И он в курсе до какой степени не устраивает? Потому что есть разница в десять тысяч световых лет между "всё хорошо, но хотелось бы большего" и "такая ситуация абсолютно невыносима, я не могу в ней оставаться".

Мужчина в курсе, что то, что женщина слегла или находится на грани нервного срыва – результат её переживаний из-за отношений с ним?

[Есть и вопросы помельче: Тони знал, что решение Роуз уйти с постоянной работы и писать с ним книгу – это жертва?

Я почему спрашиваю: может быть, мужчина уверен, что (вне зависимости от их личных отношений) сделал для своей женщины доброе дело: перевёл с утомительной повседневной службы на материально выгодный фри-ланс.

Опять же неизвестно, как проходили договоренности Раи о переезде: может быть, Рая долгие месяцы рассказывала любимому, что мечтает жить в Канаде? Но это, в самом деле, частности]

Просто в тексте об этом ни слова. В тексте нет даже короткого упоминания о том, что всё это подробно обсуждалось с "виновником". 

 

Как-то очень легко (слишком легко) обойден самый важный для меня момент – момент реального положения вещей.

 

Знает ли мужчина о страданиях своей женщины?

Мужчина со своей официальной женой "не спит" или "говорит, что не спит, а на самом деле спит"? Официальные жёны не знают о существовании новых женщин, потому что они фактически в разводе со своими бывшими мужьями и обеим сторонам глубоко пофигу с кем живут и спят их бывшие супруги; или официальные жёны остаются жёнами фактическими и не знают о том, что им на самом деле изменяют?

Для кого как, а для меня это принципиальные вопросы.

Реальное положение дел и отношение к нему мужчины вообще кого-нибудь в подобной ситуации интересует?

Такое впечатление, что это не считается важным.

Разумеется, возможно, это просто так читается. Тем не менее не могу не поделиться, что для меня это читается именно так.

И, к сожалению, не могу сказать, что положительный ответ на все эти вопросы ("конечно, говорила! даже на пальцах объясняла", "конечно знает!", "сто раз обсуждали!";) само собой разумеется.

Дело в том, что я очень хорошо знаю, как часто люди ждут от окружающих, особенно от близких, что те прочтут их мысли и угадают их потребности, а также силу и степень этих потребностей (не "хотелось бы вот так", а "если не вот так, то никак";).

Например, сильный и молчаливый мужчина на группе говорит про свою травматичную ситуацию с любимой женой "она сама должна была догадаться". Не должна. И не могла. Потому что он – молчит. А она мыслей не читает. И не обязана читать.

Или вот другая реальная история: мужчина (ни разу раньше не женатый и на момент знакомства свободный как порыв ветра) сделал девушке предложение. Она согласилась. Он подарил ей кольцо, перевёз к себе её вещи, они живут вместе несколько лет; он заботлив, дарит подарки, возит на курорты, всем, включая родителей представляет её "моя жена". 

А у неё копится напряжение – обещал жениться и не женится! Он её этим "обманом и предательством" с каждым днем всё больше раздражает. Наконец, она соглашается (под огромным давлением) с ним поговорить. Подчеркну, говорить она не хотела до последнего: ведь и так всё понятно! Он сам всё прекрасно понимает, это же очевидно, что тут обсуждать вообще!

Выясняется незамысловатое – он считает, что уже женат. Что характерно, осознав "масштабы бедствия" – значимость для подруги жизни штампа в паспорте, вскоре расписался. Для него ничего не изменилось. Для неё весь мир поменялся.

 

Поймите меня правильно, я не хочу сказать, что, конечно же, дело просто в том, что мужчина не знает! А знал бы всё давно было бы иначе!

Может быть, и нет. Может быть, и правда, речь идёт о предательстве, о прямом обмане.

Но для меня принципиально то, что это надо выяснить.

Это при том, что я ну вот совсем не борец за "правду любой ценой". Я считаю, что есть ситуации, когда лучше промолчать. А есть ситуации, когда и соврать можно. Я к этому как-то легче отношусь.

Но если уж мы заявляем, что хотим правды и только правды любой ценой, то давайте её хотя бы выясним, а?

Как сказал один очень умный мужчина "В жизни очень мало злого умысла, но очень много недоразумений". И это правда.

Более того, из-за того, что эти моменты в этих историях не прояснены, возникает ощущение, что что-то недоговорено. И это ощущение мешает сопереживать и сочувствовать героиням текста, попавшим, действительно, в очень тяжёлое положение. То ли Роуз и Рая прекрасно знают, что их мужчины фактически (а не только официально) женаты, тогда история приобретает несколько иной смысл, она тогда просто про другое. То ли не знают, но тогда не понятно, зачем идти на разговор к какой-то посторонней бабе и что это даст.

 

Во-вторых, меня царапнуло не соответствие заявленных целей предложенному способу решения.

В тексте говорится о мужчинах, поступивших определённым образом: "Они отказываются поставить себя перед выбором, принимать трудные решения. Значит за них это должны делать женщины".

Но походом к жене женщина вовсе не принимает трудное решение! Она перекладывает своё решение и общее разрешение ситуации на третье лицо – официальную жену своего мужчины. А это уж никак не "принять трудное решение".

Я считаю, что пойти к жене и всё ей рассказать женщина соберётся в трёх случаях:

А) от чистого сердца – если данная женщина – крайне инфантильный человек, привыкший, что за него проблемы решают другие люди.

Поясню. Есть отношения двоих взрослых людей – мужчины и женщины. И вмешивать в них третьего (не специалиста по налаживанию отношений, который и то только техники покажет и ещё кое какие – пусть очень важные, но вспомогательные вещи сделает, а остальное люди всё равно будут (или не будут) делать сами, а того, кто не имеет перед тобой никаких обязательств) – это (ИМХО) инфантильное поведение.

Вряд ли женщине понравилось бы, если бы бывшая жена мужчины стала решать какие-то вопросы в отношениях женщины с её мужчиной за неё. Например, стала бы вмешиваться в то, где им надо жить. Или когда рожать детей.

Мне кажется, женщина бы в шоке была от одной только попытки такого вмешательства в личную жизнь двоих, и первая сказала бы, что бывшая жена не имеет на это права. Но ведь такой поход к жене – это фактически попытка обязать другого человека решать проблемы твои с твоим мужчиной!

Бывшая жена, если она тоже чувствует себя разведённой, не интересуется личной  жизнью бывшего мужа или (при всей сохранившей теплоте и дружественности отношений) не считает себя в праве вмешиваться в эту личную жизнь, уважая границы бывшего супруга, скажет пришедшей к ней женщине "Милочка, я не вам, ни ему не мама! Чего вы от меня хотите?". И будет права.

Демонстрация собственного инфантильного поведения (которой на мой взгляд и будет такой поход) – плохой способ дать своему близкому человеку пример зрелого, взрослого, ответственного способа жить.

Это не принятие трудного решения. Это вопль души: "Мамочка, сделай за меня!", "Мамочка, заставь его жениться на мне!".

Б) с умыслом, если данная женщина собирается манипулировать своим мужчиной с помощью третьего лица (которое, вполне возможно, вовсе не хочет участвовать в манипуляции, но станет её орудием).

Манипуляция – это вид скрытого воздействия в коммуникации, целью которого является достижение одностороннего преимущества или своих целей, с ущербом для другой стороны. Манипулятор хочет того, чего не хочет объект манипуляции и стремится получить выигрыш, за счет проигрыша другой стороны.

Это я к чему:

Мужчина или хочет жениться на данной женщине, и тогда он женится и без похода к жене, если донести до него мысль насколько для любимой невыносима сложившаяся ситуация.  

Или не хочет.

И тогда заставить его, воздействуя на третье лицо – это манипуляция. Не считая того, что это ещё и очень жёсткое неуважение к границам своего мужчины.

Довольно странно безапелляционно упрекать мужчину во лжи (особенно не разобравшись до конца солгал он всё-таки или нет), а самой при этом манипулировать им.

Повторюсь, я за разрешение ситуации. Но если речь идёт не о манипуляция, то такие вопросы должны решаться напрямую и между двоими.

Единственный выход (каким бы примитивным он не выглядел) это поговорить начистоту. Рассказать (не обвиняя, но и не смягчая), о том, что с тобой происходит и какие следствия это оказывает на твою жизнь. Напомнить, что эти отношения начались только потому, что была прямая договорённость о браке, было обещание обязательств с его стороны. Объяснить, что происходящее не считается (для данной конкретной женщины) браком и никогда таковым не будет считаться. Потому что есть масса людей обоего пола, для которых эта ситуация не была бы трагичной или очень уж трагичной.

Честно без шантажа рассказать о следствиях: "так как я считаю, что ты меня обманываешь, то я не могу тебе больше доверять; эта ситуация невыносима для моего чувства собственного достоинства, поэтому я буду вынуждена от тебя уйти".

Если сказанное правда, то это не шантаж, а констатация факта.

Вот после этого разговора и будет место и время для трудного, но необходимого СОБСТВЕННОГО решения.

Потому что если мужчина, осознав всю важность происходящего, узнав, как себя чувствует его новая жена ничего не предпримет, то значит он (совершенно не зависимо от того женат он или холост) ни на какие усилия ради этих отношений не готов и готов не будет, даже если его официальный брачный статус изменится. И тогда с ним надо расставаться. По-любому. Даже если он не женат, не был женат, и вообще всю прошлую жизнь провёл в закрытой школе для мальчиков, где не видел ни одного женского лица.

 

По-своему, это гораздо труднее, чем пойти к жене и всё ей рассказать.

Но именно это (обсудить такую ситуацию со своим партнёром и принять решение) – прямое и честное поведение. А поход к жене – манипуляция.

Этической безупречности ("как он смел меня обмануть!";) можно ждать , только если ведёшь себя по отношению к партнёру этически безупречно.

Нет, если цель была "заставить его официально жениться на мне любой ценой; до этого точно не женился, так может после этого зашевелится", то всё правильно делается. Но тогда не надо прикрываться принятиями сложных решений.

 

Вполне возможно, что мужчина таки обманул. И это, действительно, ужасно. Всегда очень тяжело, когда обманывают. Особенно тяжело, когда обманывают дорогие нам люди.

Нас всех, какими бы умными, проницательными, практичными, мудрыми, хитрыми, психологичными и т.д. мы не были – могут обмануть. И иногда обманывают. На всякого мудреца довольно простоты. Звучит банально, но это факт.

И да, ужасно и неприятно, но с последствиями этого обмана придётся иметь дело. Если обманули работодатели, придётся искать другую работу, если риелтер, то деньги на покупку новой квартиры и т.д.

Проблема ещё и в том, что когда нас обманывают – наш мир рушится. Обман (так же как воровство, предательство, ДТП и другие не опасные напрямую для жизни "мелочи";) конфронтируют нас с тем, что мы уязвимы и не уникальны. Если говорить языком экзистенциальной психотерапии, с тем что мы – не бессмертны.

И, по моим представлениям о жизни, это не меньшая проблема, чем физические, социальные и материальные затраты, вложенные в рухнувшие отношения.

Поход к жене может бессознательно восприниматься пострадавшей женщиной, как способ "не заметить", точнее, как бы компенсировать тот факт, что пострадавшая сторона стала жертвой обмана. Например, гипотетическая Роуз или Рая поговорила с женой, под влиянием этого разговора уязвленная (или растроганная страданиями незнакомки) жена сама бросила мужа, муж (если, в самом деле, бесхребетный настолько, что ему всё равно с кем жить) женился на "оставшейся", а Роуз-Рая всю жизнь живёт в уверенности, что просто подтолкнула своего мужчину к зрелому и самостоятельному решению.

И вроде бы ничего не случилось. Никто никого не обманул. Вроде бы.  

Но мне всё же кажется, что если уж призывать к честности, то начинать лучше с честности с самим собой.

 

В) если женщина прекрасно знает, что мужчина её обманул и просто хочет отомстить. При этом желания отомстить стыдится и прикрывается практической необходимостью и едва ли не заботой о мужчине.

Я не стану говорить, что мстить за разбитую в дребезги жизнь нельзя. Когда и как – не берусь говорить: это очень индивидуально, от многих конкретных обстоятельств зависит.

 

Но опять же, если уж выбирать месть, то лучше делать это не прикрываясь разговором о том, что учишь объект мести честности, крепости характера и другим полезным в жизни качествам. Раз уж заявлено, что мы такие поэты-правдорубы, то так и говорить: "ты мне испортил жизнь, и я тебе испорчу жизнь".

 

И ещё одно: мне кажется, что поход к жене – это вовсе не помощь мужчине в том, чтобы "отрастить хребет", а нечто прямо противоположное: попытка прогнуть его хребет под собственное желание.

Я не видела еще никого, кому такие меры помогли бы стать тверже, честнее или искреннее. Скорее, сделать так – это сказать мужчине: "Ты - существо, не способное принять решение, я приму его за тебя. Или твоя жена его примет за тебя. Но твоя способность его принять даже не рассматривается".

Я очень редко беру на себя ответственность говорить как специалист, но вот тут как раз с этой ответственностью специалиста заявляю: поверьте, это точно не сформирует у мужчины ни "хребта", ни ответственности.

Более того, я бы сказала, что "проявить характер" после этого будет – точно не жениться на этой женщине, способной на такое грубое вмешательство и демонстрирующей настолько полное отсутствие доверия.

Если говорить исключительно прагматически, с точки зрения погони за результатом, то прогнуть – это тоже выход. Но это выход, не имеющий никакого отношения к названной цели – "чтобы он отрастил хребет". Тогда не надо делать вид, что от мужчины нужна твёрдость, зрелость и готовность принять решение. Тогда надо честно признать "хочу чтобы он поступил по моему, а на остальное плевать".

Повторюсь, что разумеется, всё вышесказанное – просто личное мнение.


U.P.D. Азбукиведи рассказала, что мужчины в обоих случаях знают о сложившейся ситуации. Тогда точно "надо бечь" (ц.) 


@темы: На правах размышления

13:05 

Психолог должен…

Внимание! Любители комиксов и масштабного произведения «Курочка Ряба», осторожно! Под катом длинный текст, в тексте много букв! Берегите себя, не лезьте внутрь!
 
Начало здесь http://budurada.livejournal.com/62910.html
И здесь http://budurada.livejournal.com/63257.html
Итак, вернёмся к реальности.
А реальность, как водится, незамысловата.
Есть работа практического психолога (психолога-консультанта) или психотерапевта: то есть отношения с клиентами и другая деятельность, где психолог выступает в профессиональной роли, получая за это зарплату или источник клиентуры (например, ведение профессионального блога или сайта). На работе есть профессиональные и этические обязательства, которые психолог должен выполнять.
Есть частная жизнь. На которую эти обязательства не распространяются. В своей частной жизни психолог свободен не менее, чем любой другой человек (в том числе, в своём частном блоге, который он ведёт для себя, не получает за это деньги, не принимает через него клиентов и не устраивает рекламу себе, как специалисту), разумеется, в рамках основных общечеловеческих норм (психолог и в частной жизни не будет убивать, насиловать и воровать) и с учетом собственных убеждений.
Нездорово, когда работа и частная жизнь сливаются. Полная идентификация с рабочей ролью – это, вообще-то говоря, плохой признак.
 
Всё выше сказанное – это отнюдь не моё частное мнение: этический кодекс любой профессиональной ассоциации психологов или психотерапевтов регламентирует поведение психолога на работе и с клиентами.
А не в личной сфере. Во-первых, потому что о том, что психолог не должен быть всегда на работе знаю, как вы, наверное, уже догадались, не только я, но и мировое психотерапевтическое сообщество.
Во-вторых, потому что психотерапия и любая психологическая ассоциация – это не тоталитарная партия или секта, которая готова влезть в частную жизнь человека без всякого стеснения и по этой частной жизни берётся судить о его профессионализме («разведён – значит, начальником не станешь»).
 
Да, люди зачастую хотят именно этого: наказания (хотя бы в виде выговора) за несоответствие своим представлениям и слияния профессиональной роли и человека. Почему, я уже писала. Есть и ещё некоторые причины.
Во-первых, именно потому, что за годы жизни при советском строе привыкли именно к такому положению дел. А привычный образ мыслей (стереотипы) – великая вещь.
Во-вторых, как я уже опять же писала, потому что путают профессию психолога и профессию священника. Поскольку огромное количество людей плохо представляет себе, что такое психотерапия, зачем она нужна, чего клиент имеет право ждать от психолога и как работает психолог (что конкретно он делает), то происходит перенос с близкой профессии. А в нашей культуре близкая профессия в общественном восприятии – это профессия священника. Перенос – это (говоря очень упрощённо) наделение одного объекта качествами другого (уже известного и\или значимого). И, как правило, свойства, которые мы приписываем кому-то с помощью переноса – иллюзорны.
В-третьих, потому что есть незрелые психологи, считающие, что они – всегда и всюду на работе. Как правило, это молодые (по опыту, а не по возрасту) специалисты, которые ещё не поняли, что психолог – это в очень большой степени отточенные трудом умения и навыки в рабочем пространстве (умение делать то, за что берешься, выполнять запрос клиента), а не свойство характера или человеческая особенность.  Поговорите с первокурсником психфака – через полчаса доверительной беседы он сообщит вам, что «на самом деле» он «уже психолог», а здесь учится «только ради диплома». Так сказать, чтобы узаконить собственную гениальность, данную от природы. Обычно это «знание о себе» приходит на основании того, что человек – хороший слушатель, друзья, а то и незнакомые люди используют его как бесплатную жилетку для своих горестей, а его советы многим помогают. И всё это, несомненно, очень хорошо. Для того чтобы сделать первый шаг в профессию.
Но совершенно недостаточно для того, чтобы работать.
К концу предпоследнего курса бывший первокурсник, обычно уже хорошо понимает, что очень мало знает, крайне неопытен, но станет хорошим психологом через несколько лет практики. Как правило, в это же время у начинающих специалистов появляется огромный интерес к дополнительным программам обучения и возможности повысить квалификацию – на первом курсе дополнительные знания и навыки кажутся едва ли не излишними: зачем всё это тому, кто и так с рождения и по жизни психолог? Гораздо печальнее, если юная душа останется «всегда и изначально психологом» и после получения диплома.
И вот тут я скажу вам, люди, ещё одну вещь, а вы хотите – верьте, хотите – как всегда. Опасайтесь психологов, которые всегда и всюду готовы принимать вас бесплатно. Нет, я не про начинающих специалистов, работающих в предназначенных для этого консультациях при институтах или личных кабинетах за символические суммы, потому что они ещё учатся. И я не про те случаи, которые бывают в работе, наверное, любого психолога: когда тот работает в долг или за абсолютно символическую плату с клиентом, который очень хочет себе помочь, но у него безвыходное или просто очень сложное материальное положение.
Опасайтесь тех, кто работает бесплатно всегда и проповедует бесплатную психотерапию.
Потому что нормальный профессионал работает, в том числе за деньги (понятная мотивация, правда?) и хорошо знает, что его помощь этих денег стоит.
А вот что движет практическим психологом всегда готовым работать бесплатно – большой вопрос. Какие собственные потребности или проблемы он отыгрывает таким образом, для чего именно ему это нужно?
Но это так – «для подумать» – кому интересно.
В-четвертых, люди боятся, что если психолог не проявляет неких качеств в частной жизни, то он не сможет их проявлять и на работе. Или что на работе он только притворяется. На самом деле, это не так. Мы все разные – в разных ролях и в разных ситуациях. Человек может быть нежным отцом, но строгим начальником – и это не притворство. Просто разные роли одного и того же человека. Конечно, профессиональный психолог и в частной жизни не будет совершать некоторых грубых, грубейших ошибок. Например, психолог не будет бить своего ребёнка. Он просто знает, чем за это платит потом взрослый. Даже если психолог имеет проблемы с воспитанием своих детей (такое вполне возможно), он не оставит это без внимания, не будет относиться к этому как к чему-то естественному и пойдёт лечиться. Не потому что «он же психолог» и «так надо», а потому что очевидные повторяющиеся проблемы в отношениях с людьми (в том числе, с собственными детьми, например) будут ощущаться им как диссонанс и нездоровье.
То есть, психолог может стать, например, импотентом – от этого никто не застрахован, но он будет решать эту проблему, если понадобится и с помощью личной терапии.
 
Это нужно для профессии?
Ещё один момент: я бы не бралась судить снаружи, что вот такие и такие личные качества (не будем путать с профессиональными качествами, да?) для практического психолога необходимы, а вот такие и такие нет. Например, тотальное принятие всех-всех-всех (а не клиентов в рабочем процессе) свойственно обычно людям, с сильным материнским инстинктом (независимо от пола), у которых есть огромное желание усыновлять клиентов и отвечать за них. Это для работы нездорово – на клиента давит. Словом, не всё так просто даже с самыми якобы «психологическими», как кажется на взгляд постороннего человека, качествами.
При этом непосвящённые в профессию люди обычно не думают о важности таких качеств практического психолога, как высокая степень осознания, умение быть собой, внутренняя свобода, хороший контакт со своими эмоциями и желаниями, знание собственных границ (как личных, так и профессиональных), умение работать с ресурсами.
 
Как судить? По делам их судите их
Скажу и ещё одно: о том, насколько психолог профессионален можно судить только по тому, как он работает, а не по подсмотренным осколкам частной жизни.
Если вы не видели психолога за зеркалом с индивидуальным клиентом или на группе в качестве психотерапевта, вы не узнаете, каков он, в качестве профессионала.
И любой ХОРОШИЙ психолог это понимает. Он не будет судить о своём коллеге, как о профессионале по чему-то, кроме его рабочего процесса или, возможно, вопиющих нарушений профессиональной этики в отношениях с КЛИЕНТАМИ.
Говорить, что психолог в частной жизни не проявляет вот такого-то качества, которое для профессии по-вашему совершенно необходимо, поэтому он, наверняка, и в профессии плох… Ну, как вам сказать… Может быть, это качество вовсе не так необходимо для профессиональной деятельности, как вам снаружи кажется. Я приведу пример из совсем другой области. Мы все знаем, что хороший исполнитель песен это тот, у кого хороший голос. Чем лучше голос, тем в принципе, лучше исполнитель. Но вот у Высоцкого, Утёсова и Окуджавы едва ли можно сказать, что был прекрасный голос. И многие их именно этой безголосостью попрекали и ставили её им на вид. Тем не менее, сказать, что они были только авторы песен прекрасные, а исполнители – так себе, ведь голос подкачал, я думаю, было бы излишне смело. Трудно поверить, но в психотерапии всё бывает примерно так же. Есть качества, которые было бы трудно и долго описывать и которые не всегда очевидны в обычной жизни. Но именно они, зачастую, и помогают психологу быть «гениальным певцом» в своей профессии.
 
Может быть и так, что профессионал в определённом фрагменте своей частной жизни просто не хочет проявлять те качества, которые для вас в нём желанны. Он умеет делать и так, как вы бы от него ждали, тоже. Но не хочет. Вот мне тут один читатель написал, что я могла бы «показать класс» и писать такие тексты, что бы по ним не возникало никаких агрессивных или неадекватных комментов (ну, это он загнул, ибо такое даже апостолам-евангелистам не удавалось). А я подумала, что у человека, очевидно, превратное представление о работе психолога-консультанта: он не знает, что практической психолог зачастую именно в рабочем процессе провоцирует клиента на выражение чувств – далеко не всегда положительных. Есть даже целые техники для работы с вызовом агрессивных чувств для клиентов с подавленной или направленной внутрь самого клиента агрессией.
Или опять же, по мнению того же читателя, я могла бы «показать класс» и отвечать на агрессивные комменты так, чтобы сразу было понято – работает психолог – вершина корректности и мастерства.
Могла бы, да.
Только товарищ об одной маленькой мелочи меня не спросил: хочу ли я это делать? А я не хочу. Мне дороже мои время и силы. И я давно поняла, что набранный десятипальцевым методом вслепую бан экономит мои силы и время гораздо эффективнее, чем длинный профессионально безупречный диалог с неприятным и неинтересным мне человеком, на которого я не хочу тратить «цветы своей селезенки» (ц). У меня есть другие способы «показать класс». В том числе в моей частной ЖЖ-изни.
 
Особенности возможны и нужны
У каждого психолога есть личные особенности, темперамент и стиль поведения. И к ним есть только одно требование: они не должны вести к нарушению профессиональной этики и не мешать профессиональной деятельности психолога.
Типы проблем у клиентов очень разные. Сами клиенты тоже очень разные. И каждому клиенту подходит какой-то свой «инструмент» - психолог.
Я опять же, сто раз об этом писала, но повторюсь: то, что недостаток для одного – для другого достоинство. И наоборот. То, что для одного желательно, для другого не нужно и даже будет мешать.
Психолог может следовать за клиентом или вести за собой; он может быть в психотерапии фасилитатором или спортивным тренером.
При этом есть люди, которым подойдёт фасилитаторский мягкий стиль; у них качество контакта будет выше с психологом с основным акцентом на следовании за клиентом. Им нужен специалист, который позволит двигаться и развиваться в естественном для клиента темпе, просто даст возможность быть собой (которой многие люди в обычной жизни лишены), не стимулируя на дополнительную активность. Это – с некоторыми клиентами – даёт больший результат, чем самые яркие открытия или интенции. Этим клиентам важнее снять тревогу и напряжение для того, чтобы развиваться, а остальное они сделают сами: им мешают в очень большой степени именно эти изматывающие чувства. Когда психолог помогает такому клиенту «выдохнуть», человек начинает меняться сам.
А у другого клиента такая минимизация вмешательства вызовет ощущение медленности и неэффективности работы.
Есть клиенты, которым подходят психологи, работающие в стимулирующем, активно продвигающем стиле. Но то, что даёт им необходимые интенсивность и качество психотерапии, у первых будет создавать ощущение, что их торопят, подталкивают, на них наступают.
Цели терапии тоже очень разные.
Одному клиенту нужен специалист по коммуникации, который научит, как провести трудный разговор с самодуром-начальником или агрессивным родственником. Поможет понять, чего именно клиент боится в этих разговорах. Объяснит все нюансы переговоров и научит их вести. Натаскает для такого разговора на практике. Клиенту, в данном случае, нужны простые (но бесконечно сложные в реализации!) вещи: отстоять свои границы, не нарушая чужие, начать нормально работать, перестать терять себя и разрушаться при каждом разговоре с агрессором. Нередко, не менее важно понять, а была ли агрессия на самом деле. И результат тут нужен как можно быстрее и очевиднее.
Другому клиенту нужен специалист по глубокой коррекции личности. Психолог, готовый работать не на скорый внешний результат, а на осознание себя и глубокие внутренние изменения. Если клиент хочет внутреннего роста, то идти к специалисту по коммуникации или тому, кто даст поддержку не так полезно. Нужен, скорее, человек, которого можно назвать умеющим видеть суть вещей.
 
Психолог должен
Когдапсихолог должен мы, надеюсь, уже определились: на работе в профессиональной роли.
Теперь кому и что:
Психолог должен своему клиенту (профессионализм и соблюдение профессиональной этики), себе и организации, в которой он работает или профессиональной ассоциации, в которой состоит (выполнять её правила и соответствовать её требованиям: профессиональным и этическим).
О требованиях к профессиональным качествам психолога можно написать гигантский труд – это отдельная большая тема.
О соблюдение этических норм (конфиденциальности, безопасности и других) желающие могут прочитать в этических кодексах профессиональных ассоциаций.
Я же скажу несколько слов о том, что должен психолог клиенту в процессе психотерапии. Это будет очень и очень общо, но даст какое-то представление:
  1. Не использовать клиента, нанося ему ущерб. Ни морально (отыгрываясь на нём, возвышаясь за его счёт, используя его как способ выразить какие-то свои идеи и т.д.), ни материально (затягивая терапию и т.д.), ни сексуально (вступая с клиентом в интимные отношения).
Если психолог использует клиента, он либо непорядочен, либо человек с огромными личными проблемами, который не может находиться в профессии до тех пор, пока не решит их.
Подлецы, к сожалению, есть в любой сфере деятельности – это не уникально. Есть врачи (да что там, даже целые медицинские центры), которые стараются неправильно поставить диагноз, советуют кучу дополнительных анализов (на самом деле, не нужных) и предлагают наиболее дорогостоящий и долгий способ лечения. Есть учителя, которые будут «сыпать» ребёнка на экзаменах, чтобы он брал дополнительные уроки. Список можно продолжать.
Профнепригодные люди тоже есть в разных специальностях. Что не отменяет того, что в данной профессии такому человеку не место.
У психолога без собственных психологических проблем обычно не возникает желания использовать клиента. Просто потому, что это с точки зрения профессиональной идентичности и успешности – провал. Затянуть терапию (даже хорошо оплаченную) – профессиональная неудача. Привязать к себе клиента – расписаться в собственной профессиональной ошибке. А чувство поражения никому не приятно. Это как раз к вопросу о том, что психолог должен себе самому.
Морально-профессиональный долг психолога быть таким, чтобы не использовать клиента, нанося ему ущерб.
Для этого существует отбор в вузах, где готовят практических психологов, личная терапия для практиков профессии, а так же супервизии и интервизии.
  1. Вести себя так, чтобы личные качества, особенности и проблемы не мешали работе с клиентом.
Кто это оценит?  
Во-первых, клиенты. Если клиент получает от работы с психологом то, что хочет, а потом его знакомые хотят попасть к психологу на приём, потому что видят, что их друг получил желаемое или изменился впечатляющим образом, или стал чувствовать себя настолько лучше, что это бросается в глаза, то с психологом всё в порядке. Я не говорю, что помочь можно всегда: есть нерешаемые задачи, есть неработающие или саботирующие клиенты, есть непреодолимые обстоятельства. Но в целом успешность обычно заметна, продвижение чувствуется.
Во-вторых, коллеги, с которыми профессионал обсуждает свою работу на супервизиях и интервизиях. То есть те коллеги, которые глубоко посвящены в особенности работы данного конкретного специалиста (а не коллеги, которые излишне смело заявляют, что не считают человека хорошим психологам, потому что им не нравится его ЖЖ-политика).
  1. Психолог – это человек, который умеет быть инструментом для решения проблем своего клиента. Не больше, не меньше.
Психолог должен быть ответственным и профессионально-компетентным в том, за что берётся.
Не у каждого практического психолога или психотерапевта квалификация такова, что сможет покрыть все типы клиентских случаев. Нет, я не про недостаток профессионализма. Я, скорее, про то, что нельзя объять необъятное, а люди и их особенности – это необъятно. Хороший профессионал знает, с какими случаями он не может или не хочет работать. И в этом, в частности, проявляется ответственность. Знать границы своих возможностей – это важнейший критерий профессионализма.
И не браться (уметь отказать или перенаправить к профильному коллеге или смежному специалисту) за то, в чём пока менее компетентен или чем в принципе не готов заниматься.
Больше психолог никому ничего не должен.
Требовать от психолога каких-то особых уникальных правил поведения в нерабочее время и вне рабочего процесса не имеет права никто.
В своей частной жизни мы не должны соответствовать ничьим идеалам (которые у всех, к тому же, разные), мы не должны проявлять какие-то качества, только потому, что их от нас ждут или потому, что боимся, что это отразится на нашем имидже. Мы не должны держать ту пресловутую морду лица, которая по сути обыкновенная маска. Мы не должны ломать себя под желательный кому-то образец.  Мы не должны бояться быть эмоциональными или высказывать личное мнение.
Иначе мы перестанем быть людьми. А быть человеком – один из важнейших критериев профессионально-личностной зрелости психолога.
 
P.S. Дальше будет про мой блог, про меня и мою бан-политику, как обещала.
 


@темы: На правах размышления, Психологическое

12:29 

Продолжение: Почему люди ждут, что психолог будет идеальным человеком?

                                              «Прилетит к нам волшебник в голубом вертолёте
                                               И бесплатно покажет кино»
                                                Песня про большие и несбыточные надежды    
Потому что в глубине души многие люди верят, что психолог может вылепить их по-новому: так, как сам захочет.
Что он может создать их заново по образу и подобию своему (взамен образа и подобия их собственного).
Ты повторишь его способы жить, переймёшь его ценности, станешь его копией, своё же всё потеряешь или выбросишь.
Некоторые безумно этого боятся и поэтому либо не идут к психологам вовсе, либо стараются найти психолога максимально похожего на себя по общему рисунку личности – только без имеющихся и мешающих проблем.
Другие именно этого ждут и на это откровенно надеются, поэтому ищут психолога похожего на то, какими хотят стать, достойный пример для подражания. Обычно это специалист максимально на клиента не похожий.
У некоторых желание маскируется под страх.
А у многих есть и то, и другое одновременно.
 
Откуда такое ожидание (или страх) взялся тоже понятно.
Из опыта первых лет жизни большинства людей. Это то, что делали (с очень разной степенью успешности, разумеется) с ребёнком его родители – лепили из него своё подобие или то чем они – родители – хотели его видеть.
Редкие родители воспитывали в ребёнке его самого – таких родителей мало.
И если человек хоть сколько-то недоволен собой (а таких людей – не зависимо от того, обращаются ли они к специалисту и пытаются ли вообще что-то с этим сделать, очень и очень много), то человек бессознательно ищет Того, Кто Станет Моим Хорошим Родителем. Взамен тех, неудачных. Не сделавших из меня «идеального человека, которым я могу быть доволен».
Бессознательно человек ждёт, что психолог станет тем, кто заменит ему родителя и переделает его. Переделает в счастливого, довольного, радостного субъекта.
А если уж совсем честно, то в глубине души человек ждёт, что психолог не просто переделает его, но переродит. Родит другим.
 
Это, между прочим, не только к психотерапии ожидание. К религии, у многих людей такой же не произнесённый тайный (от самих себя) запрос: например, «я пройду сквозь таинство крещения и автоматически, без особых усилий выйду из купели вечным праведником». Просто по факту. Перерожусь. Тот факт, что крещение смывает прошлые грехи, а вовсе не кодирует от будущих, как правило, не смущает.
В недовольном собой человеке есть и это ожидание, и страх того, что это произойдет. Только в одних больше ожидание – и они хотят попасть в руки к такому человеку, который их переродит. А в других больше страх, и они от людей, которых в подобном умении подозревают (совершенно напрасно подозревают! но суть не в этом) – бегают и относятся к ним с превентивным недоверием и агрессией.
 
Почему люди этого ждут? Потому что детский опыт подтвердил, что это возможно.
Детский опыт – самый ранний, самый важный уже доказал каждому через это прошедшему, что человека да, можно изменить. Что значимые другие, в руки которых ты отдан, которым доверяешь, от которых зависишь – влияют тебя. Эти значимые другие – родители.
Когда человек вырастает, этот опыт остается в бессознательном. И обычно не бывает осознан. Поэтому люди редко отдают себе в нём отчёт. А ещё это знание пугает. Поэтому когда людям говоришь об этой тенденции, то они злятся: испытывать злость легче, чем страх.
 
Правда в том, что изменить своим произволом можно ребёнка до трёх лет. И могут это сделать исключительно родители (или люди их заменяющие). С взрослым этот номер не проходит. Взрослый может измениться только сам. Пусть с помощью другого человека, но сам.
 
Отступление сделаю:
Я тут в качалку стала ходить (после того, как сбросила вес с помощью психологических упражнений до 52 килограммов, решила, что самое время мышечный корсет подкачать). И мне мой тренер сказал «Некоторые считают, что достаточно самого факта, что они пришли в зал. Они работают ровно до того момента, когда становится трудно. А дальше говорят «я не могу». А потом, когда ничего не добиваются – ведь чтобы добиться нужно сделать чуть больше, чем кажется, что можешь – говорят «тренажёры – это не эффективно».
А я привычно подумала: с психотерапией то же самое.
 
Так вот, детский опыт – это не единственная причина ожидания перерождения от психолога. Другая – это извечное желание халявы, о котором я так много писала. Ведь перерождение – это изменение без усилий.
Именно этого многие люди в глубине души хотят от психологов.
И именно поэтому хотят, чтобы психолог был идеальным человеком. Идеальный человек способен на такое чудо, как возвращение в детство и полное бесплатное перерождение.
К сожалению, идеальных людей не бывает.
 
Ну и ещё одно. Большинству людей не хочется видеть в другом человеке человека. Видеть профессию и только профессию гораздо легче и привычнее.
Теперь давайте вернёмся к реальности.
(Продолжение следует)



@темы: На правах размышления

11:53 

О скандалах, границах, ожиданиях и Настоящих психологах

                                             "Он был такой неотразимый, что отдаться мало"
                                                                      Ильф и Петров
- Люди очень часто идут к священнику с теми вопросами или проблемами, с которыми надо бы обращаться к психологу, - сказал мне как-то один священник – И ждут от священника того, чего уместно ждать от психолога: решения своих психологических проблем, которые люди путают с духовными.
- Ага, - ответила я – А от психолога люди ждут того, чего можно ждать даже не от священника, а от монаха: абсолютной кротости и того, что он будет всегда на работе.
- Это как раз понятно – сказал он – Люди путают профессию и образ жизни. «Монашество» – это образ жизни, а «психолог» – это профессия, которой – как любой профессии – необходимы рамки. Иначе она изуродует жизнь: мы все это видим на примере некоторых учителей «старой закалки», которые не могут выйти из образа ни при каких условиях, и отравляют жизнь даже совсем не знакомым людям. Что уж говорить о собственных семьях.
 
Этот разговор был несколько лет назад, и я всё собиралась написать текст на эту тему. А пока я собиралась, жизнь придала мне ускорения.
 
Это я к чему.
Сугубо прикладной и проходной пост «Как выбрать психолога?», написанный для пяти читателей моего ЖЖ, задавших мне несколько конкретных вопросов на эту тему, попал («ви таки будете смеяться») да-да, опять в топ Яндекса.
Мой муж недавно заметил:
- Ты говоришь «мой пост опять в топе» таким обречённым голосом, как будто хочешь сказать «мой пост опять в жопе».
В общем, так и есть. Потому что после каждого попадания в топ, ко мне приходит некоторое количество неадекватных людей, переполненных претензиями.
Вот и этот раз не был исключением.
Во-первых, ко мне пришла девушка, которая наехала на меня за то, что я «занимаюсь пиаром психологов и вузов».
Я не знаю, как ответить на вопрос «к кому из психологов пошли бы лично Вы или порекомендовали пойти своим близким?», не называя при этом конкретных имён. Задача дополнительно усложняется сверх всякой меры, когда просят «назовите конкретные имена».
Лично я считаю, что скрывать и стыдиться тут абсолютно нечего: есть специалисты, которых я искренне считаю лучшими.
Такими, надо сказать, их считаю не только я: если изучить профессиональную историю каждого из этих людей выяснится, что все они признаны и высоко оценены в своих областях психотерапевтической работы (это довольно разные области).
Поэтому на вопрос «Кого Вы считаете лучшими?» я отвечаю спроста – как есть. К кому бы пошла, тех и перечисляю.
 
Похожим образом дело обстоит и с институтами. Разница в том, что к каждому из перечисленных институтов у меня есть претензии – большие или меньшие. Но это – лучшее из того, что есть. Я специально изучала этот вопрос и изучала долго. И доверяю своему мнению. Так что я могу или скрыть то, что знаю или сказать грубую правду.
Но.
Даже если бы я написала сугубо пиарный оплаченный вузами и психологами пост и сейчас перебирала уплоченные пиастры, наезжать на меня по этому поводу было бы нарушением моих границ. Потому что это моё право, в том числе и заниматься пиаром в своём ЖЖ.
Право читателей не доверять моему мнению. И, например, проверить: как психологов, так и вузы: как личным опытом (сходив и посмотрев, сравнив с другими специалистами), так и через другие источники. Если говорить о психологах, то о каждом из них есть информация в Интернете; есть информация среди клиентов и среди коллег их профиля; существуют написанные ими тексты или сделанные ими программы, группы, вок-шопы и т.д. Да, о ком-то этой информации больше, о ком-то меньше – тем не менее, она есть.
Я же могу дать людям – тем, конкретным, кто спрашивает и тем, кто случайно прочитает – одну-единственную вещь: свою безупречную честность.
Её я и даю.
 
Во-вторых, ко мне пришла девушка, написавшая мне:
«Интересно, а отчего в комментариях ни одного отрицательного? Неужто Вас читают только согласные с Вашим мнением? Я вот, после работы в психбольнице, вообще пришла к выводу что психолог часто вредит, и реальную помощь оказывает только врач - психиатр, психотерапевт, психоневролог. А психилогия это всего лишь способ заработать на человеческой глупости».
Я сочла девушку агрессивной и неадекватной.
Агрессивной, потому что доброжелательный или нейтральный человек не будет спрашивать «Почему у вас мало отрицательных комментов?». Доброжелательный этому факту порадуется. Нейтральному это будет абсолютно всё равно. Читателя, у которого есть какие-то интересы к автору блога, кроме наезда на него – не тянет искать проявления негатива в комментах (в конце концов, хорошие отзывы другому человеку – это не хорошие отзывы, которые отняли у любимого меня). Особенно в журнале постороннего ему человека, живущего в другом городе и никогда с ним не пересекавшегося.
Надо сказать, что девушка была ещё и не наблюдательна: отрицательные комментарии встречаются к каждому топовому посту: это естественно – любого человека, который что-то делает – кто-то да ругает.
 
Неадекватна же она, конечно, не потому, что считает профессию психолога вредной. Это-то как раз такое же мнение, как и любое другое.
И даже не потому, что девушка делает этот вывод на основании того, что поработала в психбольнице – месте прямо скажем, не слишком естественном для работы психолога. Для работы с психическими больными людьми требуется клинический психолог очень высокой квалификации. В нашей стране такие люди обычно практикуют частным образом, а не в больницах в силу ряда причин, о которых можно было бы говорить отдельно (одна из этих причин – деньги, но не единственная). Психбольница – это весьма нетипичное место для работы квалифицированного психолога.
Не в этом дело, хотя и это симптоматично.
Но вот человек, который приходит в ЖЖ к врачу, чтобы сказать «Все врачи убийцы» или к журналисту, чтобы сказать «Все журналисты продажны» неадекватен.
Объяснять, почему это так, я не буду. Кто понимает, тот и так понимает.
Девушку я послала и забанила: не люблю, когда люди, которым я ничем не обязана и не звала их к себе, начинают разговор со мной с наезда – это нарушение моих границ. Особенно не люблю, когда это люди изначально неадекватные.
Девушка оказалась опытным бумерангом: она вернулась ко мне через журналы своих родственников семь раз.
Есть такие люди, да: «Я гналась за вами тысячу миль, чтобы сказать, как вы мне безразличны». Каждый раз я её банила.
Под конец у меня возникло ощущение, что в психиатрической больнице она действительно была. Но отнюдь не в качестве работника.
После четвёртого её возвращения у меня, к сожалению, кончилось время, отведённое на безделье, и я перестала отвечать и открывать комменты от неё.
 
Оказывается, (я узнала обо всём последней от моего бесценного друга Ксы), из этого инцидента разгорелся гигантский сетевой скандал на тему «может ли такое чмо (как, в данном случае, я) быть психологом?». Достоин ли низкий человечишка, позволяющий себе банить и отвечать агрессией на агрессию высокого звания психолога?
 
Сам скандал обошёл меня стороной: ибо я вслед скандалам не хожу, а ко мне бегать и скандалить не интересно – это все знают. Чего, правда, интересного-то? На хуй пошлю и забаню – вот и поговорили. Никакого, как говорится, простора для молодецкой удали и ораторского пыла.
 
Ситуация оказалась сходна некоторым моим размышлениям, о которых я давно собиралась написать, но руки не доходили.
Так что к конкретному сюжету: себе, блогам и банам, я ещё вернусь в следующих постах.
Но начну с другого.
 
Первое о чём я задумалась: это о том, почему у людей такие странные ожидания и представления по отношению к психологам? Почему люди, действительно, путают профессию и образ жизни?
Почему стюардесса, которой сказали бы в её журнале: «мой опыт показывает, что стюардессы – бляди, я точно знаю, потому что я в самолёте летала», забанила бы хама, и была бы права?
И люди сказали бы, что мнение одной идиотки, полетавшей в самолёте, не показатель. Во-первых, потому что тот факт, что тётка летала в самолёте, не делает её экспертом в области работы стюардесс. Во-вторых, всё потому же: она ведёт себя неадекватно.
И никто не стал бы кричать «Да вы, совершенно точно блядь, раз не даёте мне высказаться!».
Но от психолога почему-то ожидают продолжения дискуссии с неадекватным и агрессивным человеком, как чего-то само собой разумеющегося.
 
Почему наши ожидания к психологам так завышены?
Причин, строго говоря, две: культурные штампы и бессознательные личные ожидания.
Начну с культурных штампов. Тут есть несколько моментов.
Во-первых, в нашей культуре очень завышены ожидания к поведению людей вообще (разумеется, других людей, а не себя самого), а к людям помогающих или не совсем обычных профессий это, как правило, ожидания невозможного совершенства.
Поэт ведь в России, как известно, больше, чем поэт. Причём, гораздо больше.
Отчасти потому, что мы мыслим символами; отчасти потому что весь ХХ век мы смотрели фильмы о том, что наши солдаты – самые смелые в мире, наши милиционеры – самые хитроумные и не щадящие себя, наши врачи – даже не герои, а супергерои. И этот список был бесконечен. Эти фильмы учили нас, что трудовые подвиги – и есть норма профессионального поведения («На моём месте так поступил бы каждый»).
Что рабочий процесс не ограничен своими рамками, обязательствами и уж тем более (фи, как низко!) денежными отношениями: он, нарушая любые границы человека, вторгается в нашу личную жизнь.
Результат таких ожиданий парадоксален: это одна из причин низкого уровня профессионализма, свойственного нашей стране. Да, на самом деле, от таких ожиданий профессионализм падает, а не растёт. Потому что люди могут соответствовать только:
а) реалистичным ожиданиям – это мы знаем по поведению детей: именно те дети, которые чувствуют, что родители ждут от них невозможного, даже не стараются приблизиться к родительскому идеалу и постараться быть «хорошими».
б) хорошо очерченным требованиям, а не расплывчатому запросу вроде «всегда быть лучшим и на переднем крае».
Профессия практического психолога появилась в нашей стране в 1980-х. Очень и очень недавно. Поэтому реалистических ожиданий к ней и понимания того, что она должна давать и какими должны быть её представители, зачастую нет.
Благодаря этому обстоятельству, представления о ней в наибольшей степени сформированы именно отечественными культурными штампами. Вперемешку со «знаниями» почерпнутыми из зарубежного кино, часто очень далёкими от реальности (один мальчик в ЖЖ у того самого Хоффмана с пеной у рта доказывал мне, что прекрасно он разбирается в профессии психолога, потому что посмотрел множество американских фильмов на эту тему).
Люди хотят видеть в психологе человека, одарённого бесконечным терпением в любой ситуации. Этакую смесь дипломата и святого.
 
Во-вторых, у нас в культуре есть такой феномен, как альтруистический суицид – смерть при защите общественного достояния (в мирное время).
Альтруистические суициды – следствие недоразвитой индивидуалистичности, свойственной тоталитарным обществам, в которых человек живёт под постоянным приматом общественного над личным.
Человек в тоталитарном обществе вообще не умеет ценить жизнь. Особенно свою собственную.
Например, человек тонет, пытаясь спасти упавший в реку колхозный трактор. Вообще-то очевидно, что человек – дороже трактора: хотя бы потому, что трактор можно новый сделать. Более того, любой нормальный человек подумает о долге перед детьми или старушкой матерью, об их чувствах. Вспомнит, что он не на войне (на войне как раз такое поведение адекватно, но здоровая гибкая психика адаптируется к мирному времени, и перенимает новые законы).
Но советский человек был на войне всегда.
Эта модель поведения внедрялась и поддерживалась на бессознательном уровне: в газетах писали не о «нелепой смерти» (хороший человек погиб спасая железку!), а о «подвиге», об этих случаях снимали фильмы, к ним относились так, что им волей-неволей хотелось подражать. Можно сколько угодно говорить «А на меня это не повлияло!». Бессознательно повлияло на большинство из нас.
Кстати, кроме тоталитарных государств, альтруистический суицид свойственен ещё одному человеческому образованию: тоталитарным сектам – только там не ценят не только свою, но и чужую жизнь.
Фактически мы ждём от любого человека (а иногда даже и от самих себя – хотя такие случаи редки), что он а) всегда на работе, б) на этой работе готов умереть.
 
Теперь про бессознательные личные ожидания.
Существует витающий в воздухе образ того, каким должен быть Настоящий Психолог.
Настоящий Психолог обладает характером гораздо лучшим, чем был у Иисуса Христа, например. Иисус Христос в сердцах всё-таки сказал «Род лукавый и прелюбодейный, доколе буду с вами? Доколе мне терпеть вас?».
А вот Настоящий Психолог никогда ни на кого не раздражается. Он всегда выступает как профессионал (даже в личном ЖЖ, в нерабочее время) и поэтому всегда «должен держать морду лица» (цитата из комментария знатока работы Настоящих Психологов). Иначе это снижает доверие к любым его высказываниям.
Иисус Христос периодически плакал, чувствовал себя уязвлённым, испуганным, возмущённым и даже разгневанным. Не таков Настоящий Психолог: он всегда хладнокровен и доброжелателен.
Принцессы не какают. Настоящие Психологи не злятся.
Причём, такая эмоциональная кастрированность Настоящих Психологов никого не пугает. Никто не задаёт себе вопроса: как этот человек будет работать с чужими эмоциями? Или как он будет давать клиенту обратную связь? Как быть с тем, что психолог должен обладать (даже для профессии, а ведь есть ещё такая область, как, извините, частная жизнь) всем богатством чувств?
[Об эмоциональной составляющей профессии психолога я могла бы написать отдельный текст. Но, к счастью ЖЖ-юзер i crust убедил меня, что я занимаюсь неправильным делом, когда пишу тексты на психологические темы: всё равно доверять мне не будут. Поэтому вряд ли этот текст будет написан].
А ещё у Настоящего Психолога имеется одно довольно необычное качество: он заинтересован в беседе с абсолютным любым представителем рода человеческого. Причём, в любое время и в сколь угодно долгой.
Чем-то Настоящий Психолог напоминает навозную муху: его тянет на любое говно.
И ожидающие не находят в этом ничего странного. Никакой в этом не видят ущербности, никакого отсутствия свободы воли или уважения к собственным желаниям. Наоборот, они считают, что так и должно быть.
Настоящий Психолог обожает дискуссии и всегда к ним открыт.
Казалось бы, почему? Зачем это, например, специалисту по работе с депрессиями? Или тому, кто работает с умирающими?
Приходит такой человек с работы и очень хочет душевного покоя. Он не хочет беседовать с девушкой – подруга, которой (великий, хотя и не названный девушкой психолог) считает, что 99 % её коллег – вредители, а остальные хорошо если не навредят. Да, не хочет, несмотря на то, что девушка была так любезна, что сама пришла в журнал, чтобы осчастливить хозяина этой мыслью.
Ему важнее программа для умирающих. И его семья. И отдохнуть. И ненаписанные ещё тексты, о которых люди ведь просят! И те тексты, о которых никто не просит, но они сами рвутся быть написанными.
Вы разницу-то поняли, да? А вот Настоящий Психолог с радостью откликнулся бы на возможность дискуссии! Ну и что, что не понятно, что тут обсуждать! Всё равно, надо обсудить: человек же хочет! Он же к тебе с этим пришёл!
А уж тот, кто заговорил с Настоящим Психологом не уйдёт прежним, даже если постарается. Ибо Настоящий Психолог меняет человека одним своим присутствием. А разговором переворачивает внутренний мир человека на 180 градусов.
Он ведь не какой-нибудь Сын Божий, после личной встречи с которым многие люди оставались такими же жестокими дебилами, как были до того. Он – Настоящий Психолог!
 
Но это всё общие представления.
А есть ещё частные. И вот они у каждого свои. Очень и очень разные.
Одни хотят, чтобы настоящий психолог был Духовно Развитым, желательно Глубоко Верующим. Других это смущает: они считают, что Настоящий Психолог, как Врач, должен быть Человеком Науки и во всякую дребедень типа духовности или, хуже того, религии не верить.
Одни хотят, чтобы Настоящий Психолог был человеком Широких Взглядов: его не должно смущать или удивлять ничто из того, что делают не только его клиенты, но и вообще любые люди. Другие точно знают, что у Настоящего Психолога должны быть Высокие Нравственные Принципы.
Правда, желательно, чтобы эти Принципы всё-таки сочетались с Абсолютной Терпимостью к любому поведению незнакомых людей.
Одни хотят, чтобы Настоящий Психолог был Совершенно Не Досягаем. Другие считают, что он должен быть Своим Парнем.
Одни хотят, чтобы у Настоящего Психолога никогда не было проблем. Никаких: ни внешних, всегда оставляющих раны в душе, ни внутренних. Это должен быть человек со стерильной психикой, проживший стерильную жизнь.
Другие хотят психолога «с опытом», поэтому надо, чтобы проблемы у него «когда-то были», но он их «сам решил». Что такое «сам» все тоже понимают по-разному. Некоторые согласны, что с помощью личной терапии у другого специалиста – это тоже сам. А некоторые хотят, чтобы психолог работал над собой только в гордом одиночестве и желательно для решения каждой своей проблемы изобретал собственную смесь велосипеда с вечным двигателем.
Личная жизнь Настоящего Психолога должна быть, разумеется, безупречной и публичной. Причём, она должна быть именно такой безупречной, какой её представляет себе каждый столкнувшийся с ним человек.
Что? Нет-нет! Вовсе не такой, какой её хочет видеть сам психолог! Что вы! Она должна соответствовать идеалам посторонних людей! Ну и что, что этих идеалов сто, и все они разные? Должна и баста!
 
Словом, большинство людей ожидает, что Настоящий Психолог будет идеальным человеком.
Поскольку образ идеального человека – это нечто расплывчатое и не слишком жизнеспособное (просто в силу того небольшого обстоятельства, что идеальных людей не бывает), то с его реализацией обычно возникают трудности.
 
И тут возникает следующий вопрос: а почему, собственно?
(Продолжение следует)



@темы: На правах размышления

23:22 

Несколько мыслей 1

Я хочу доставить удовольствие моему брату, поэтому в этом и нескольких ближайших постах будут мысли (длинные и короткие) на разные темы, которые я уже озвучивала раньше в письмах, комментариях и разговорах. Некоторые не по одному разу.

Почему-то считается что, когда человек хочет быть счастливым и понять себя, то это эгоизм. А когда трусИт как все, не приходя в сознание, не задумываясь ни о чем и проживая жизнь в лучшем случае "неплохо" – это, очевидно, альтруизм и большая ценность для человечества.
Есть два вида одиночества: одиночество в отношениях (отсутствие близости) и экзистенциальное одиночество.
Одиночество в отношениях требует исцеления (близости с другими людьми), а экзистенциальное одиночество можно только принять. Однако многие люди хотят разрешить проблему экзистенциального одиночества, найдя партнёра. Использовать другого человека как щит от одиночества.
Другая типичная (и порочная) задача отношений – создать иллюзию того, что, начиная новые отношения, «я начинаю жизнь сначала» и отвлечься от своих внутренних проблем. Буквально: «вместо того, чтобы подумать о душе, я лучше найду другую женщину\другого мужчину». Это, действительно, на время помогает. И человек повторяет этот маневр раз за разом, нередко до самой смерти. Как говорилось в старом анекдоте про Штирлица: «На что только люди не идут, лишь бы на картошку не ехать».

Существуют представления и штампы, созданные культурой, которые, мне кажется, ориентируют людей (особенно интеллигентных и начитанных) на ущербность.
Например, полноценные, возвышающие и просто здоровые отношения возможны, только когда их создают целостные личности. Мы же с детства приучены искать свою «половинку».
На самом деле, «две половинки» это идеальное описание ущербных отношений – это два неполноценных человека, создавших симбиоз, для того, (как бы они это себе не объясняли, и как бы не рационализировали) чтобы избавиться от чувства одиночества и ощущения (безусловно, соответствующего реальности) своей неполноценности.
Человек, который всё время «ищет половинку», не является отдельной личностью. Поэтому не привлечёт того, кто является личностью (зачем личности полчеловека?). А если и привлечёт, то ненадолго.



@темы: На правах размышления

Что пишут сетевые психологи и к ним примкнувшие

главная